Segodnia 15 August 1997

Дорога к Храму проходит через воинскую часть

СВЕТЛАНА СУХОВА

Минобороны сотрудничает только с Русской Православной Церковью - с сектами и с представителями других религий переговоры даже не ведутся...

НАЧАЛО этому репортажу положила встреча в аэропорту 'Шереметьево', куда корреспондент 'Сегодня' была приглашена в числе других представителей СМИ на открытие новой взлетно-посадочной полосы. Оказавшись с коллегами на месте, я была удивлена тем, что священнослужители, призванные новую полосу освятить, прибыли с целым эскортом охраны (шесть-восемь человек в камуфляже), тогда как у других почетных гостей был один, максимум два телохранителя. Построившись полукругом за священниками, 'молодцы' вполне профессионально поработали хоровым сопровождением в священном действе. И это вызвало настоящий шок. Оказалось, что хористы до призыва в армию либо учились в семинариях, либо помогали в церквях. Теперь же все они - военнослужащие части # 5538. Такое сотрудничество армии и Церкви, безусловно, вызвало немалый интерес , поэтому, получив разрешение пресс-центра Московского военного округа, я отправилась в Химки.

На КПП меня встретили двое: замкомвзвода по воспитательной работе Валерий Овсейчук и подполковник Николай Козачук - офицер по связям с государственными, общественными организациями и религиозными объединениями Минобороны. Оказывается, опыт химкинской части стал 'первой ласточкой', и сегодня православные храмы имеются на территории уже 88 воинских частей. Правда, подчеркнул Козачук, Минобороны сотрудничает только с Русской Православной Церковью. Ни с какими сектами, а также представителями других религий переговоры даже не ведутся.

Дорога к 'полковому храму' (так здесь именуют церковь Александра Невского) оказалась короткой - меньше пяти минут ходьбы от КПП. Маленькая, но очень аккуратная церквушка, построенная, как выяснилось, не только солдатскими руками, но даже и на деньги части. Мне с гордостью назвали поочередно даты заложения первого камня (церемонию провел сам Патриарх Алексий II 1 сентября 1995 года), окончания строительства (18 апреля 1996 года) и освящения (7 июня того же года). Настоятеля храма иеромонаха Софрония руководство части зовет не иначе как 'первым священником вооруженных сил', а иногда и просто 'наш батюшка'. Батюшка, как выяснилось позднее, еще весьма молод - на вид около тридцати. И, судя по беседе, у него еще свежи в памяти собственные армейские впечатления. Попал он в часть как представитель недавно созданного отдела по взаимодействию с армией и правоохранительными органами Патриархии. Возглавляет отдел отец Савва (это его я видела в 'Шереметьево'). Всего в отделе шесть-семь человек.

Кстати, в отличие от настоятеля церкви Александра Невского, многие из ее хористов избрали карьеру священнослужителя еще до прихода в вооруженные силы. Некоторые из них даже являлись учащимися семинарий (первого-второго года). Между прочим, ребята, за редким исключением, немосквичи - многие родом из городов 'Золотого кольца'. Попали они в часть, можно сказать, 'по блату': за каждого из них замолвили словечко их настоятели. Руководство части этого и не скрывает.

Впрочем, не следует путать этот способ определения в часть с альтернативной службой. Солдаты части # 5538 так же, как и их сверстники из других частей, принимают присягу, учатся обращаться с оружием, осваивают специальность. Посещение же церкви и помощь в отправлении служб - в свободное время и с разрешения руководства части. По словам самих ребят, несмотря на то, что церковь открыта каждый день, они посещают ее в основном по субботам, воскресениям и в праздники.

Кстати, насчет праздников... Вчера в части 'отслужили' первый Спас. Более того, в церкви находится расписание церковных праздников с пометками руководства части, когда солдаты отпускаются для 'церковных нужд'. А таковых, как оказалось, немало: ребята не только поют в полковой церкви, но и выезжают с 'гастролями' (как тогда, например, на освящение полосы). Да и что тут удивительного? За время службы сложился хороший, можно даже сказать профессиональный мужской хор, каковых в Москве и окрестностях можно перечесть по пальцам.

Впрочем, и в родной части помимо праздников и воскресных служб хору всегда найдется работа: то крестины, то венчание. И крестят в церкви Александра Невского не только младенцев - детей офицеров части, но и взрослых - офицеров и солдат, пришедших к вере только в армии. А их, по свидетельству отца Софрония, становится все больше и больше. Хотя находятся и такие, кто может сказать что-то едкое и обидное в адрес хориста (особенно за его спиной). По свидетельству офицеров, с хористов - больший спрос, и они стараются оправдать доверие начальства и доказывают, что верующий солдат куда более способный, чем атеист.

Почему же все-таки ребята пришли в армию? Ведь, будучи учащимися семинарии, они легко могли бы 'откосить' от не слишком популярной,особенно в последние годы, службы. Более того, не секрет, что некоторые молодые люди даже специально идут в семинарии и духовные училища, дабы не попасть в армию. А эти какие-то странные (на общем фоне) - сами изъявили желание. 'Не попробовав самому, как потом советовать другим?' - удивляется отец Софроний. 'Да к тому же армия - хорошая школа для тех, кто намерен провести часть или большую часть жизни в мужском коллективе'. Между прочим, как выяснилось позднее, двое ребят по окончании службы отправятся в один из самых 'суровых' (в отношении отрешенности от мира) монастырей - на острове Афон. Вот уже не одну сотню лет на территорию монастыря не ступала женская ножка (поговаривают, что даже птицы женского пола над монастырем не пролетают). Так что умение держаться в мужском коллективе будущим священнослужителям будет не лишним.

Возможно, в ближайшем будущем в армии будет официально введена должность полковых священников (как в царской России). Пока же появление церкви на территории части - исключение, редкость. Более того, словосочетание 'на территории части' было употреблено здесь условно - церковь находится на земле, принадлежащей части (Минобороны), но за оградой, чтобы лишний раз подчеркнуть: между государством (армией) и церковью есть преграда. Впрочем, сегодня это уже материальный, нежели духовный раздел: для создания института полковых священников необходимы средства, законодательное оформление и т.п. Но эта преграда может и легко исчезнуть - достаточно Патриархии взять решение материальных вопросов на себя. Ну а церквей в армии и сейчас предостаточно: многие из частей располагаются в бывших монастырях или по соседству с заброшенными (или действующими) храмами. Надо лишь воскресить былое...

15/08/1997 Газета "Сегодня" N173