ПОПЫТКА ДАВЛЕНИЯ НА ПСИХИАТРИЮ НЕ УДАЛАСЬ

Предыдущая публикация (перепечатка статьи Д.В.Поспеловского «Отца А.Д.Шмемана в России убили бы», опубликованной в «Русской мысли» - А.П.) дает разносторонний контекст современному примеру давления на психиатрию. Отец Георгий Кочетков, один из наиболее ярких пастырей Московской Патриархии (МП), сумел привлечь в свой приход около двух тысяч прихожан, в том числе известных деятелей науки, культуры (С. С. Аверинцев) и правозащитного движения. Однако своими новациями, прежде всего службой на современном русском языке, а не на церковно-славянском, отец Георгий вызвал у консервативных сил МП стремление отторжения.

В результате в приход отца Георгия у Сретенских ворот (Храм Успения Пресвятой Богородицы в Печатниках) был назначен только что рукоположенный молодой священник, не только не разделявший его новаций, но — как это сразу обратило на себя внимание многих прихожан (не только медиков) — психически неуравновешенный. Многие расценили этот выбор как целенаправленный. Напряжение близящегося конфликта было так велико и очевидно, что последние недели велась видеозапись каждой службы. Когда конфликт разразился (29 июня 1997 г), поведение молодого священника стало настолько возбужденным и неадекватным, что была вызвана скорая психиатрическая помощь, старый опытный врач которой счел состояние заслуживающим недобровольной госпитализации в психиатрическую больницу. Однако через 6 часов, несмотря на выходной день, больной был выписан с диагнозом отсутствия каких-либо психических расстройств. Вещь во многих отношениях беспрецедентная. Ни психиатр скорой помощи, ни психиатр приемного покоя не зафиксировали появившихся позднее следов побоев... Специальная комиссия Московского Департамента здравоохранения, разбиравшая действия врача скорой помощи, сочла их правильными.

Тогда в Минздраве была организована другая комиссия под председательством проф. А. С. Тиганова, но без участия НПА России. После нескольких заседаний, когда проф. А. С, Тиганов потребовал встречи с отцом Георгием и молодым священником, который после происшедшего исчез, церковная комиссия (составленная сплошь из противников отца Георгия форсировала свое решение в виде Указа Патриарха (9.10.97). «За совершение насилия и глумления над священником М.Д., а также уяснением причин тому, выражавшихся в систематическом проявлении самочиния со стороны священника Георгия Кочеткова как в богослужебной, так и в иной деятельности возглавляемого им прихода, что и послужило нарушению церковного мира, возникновению конфликтной ситуации... священника Георгия Кочеткова... подлежащего извержению из священного сана... оставить в состоянии запрещения в священнослужении до принесения им покаяния... Вопрос о возможности его дальнейшего священнослужения может быть рассмотрен нами только по осознании им своей вины и принесении покаяния... « Спустя несколько дней комиссия Минздрава пришла к заключению об обоснованности госпитализации священника М. Д. НПА России сотрудничала с отцом Георгием. Он принимал участие во Вторых Консторумских чтениях. Планировалась совместная конференция с получением благословения Патриарха, посвященная памяти проф. Д. Е. Мелихова, научно-религиозные труды которого отец Георгий накануне издал. Творческий потенциал отца Георгия настолько незауряден и велик, что не может кануть в Лету. История эта еще не кончилась.

Для психиатров же это обнадеживающий пример единодушия в отношении недопущения давления со стороны высоких сфер. Более того, появилась гарантия от такого давления. Это Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации №291 от 3.10.97: «Принять меры по выполнению решения Межведомственной комиссии Совета Безопасности Российской Федерации по охране здоровья населения № 4 от 23.07.97 к деятельности учреждении, оказывающих психиатрическую, психотерапевтическую и наркологическую помощь». В 4-ом из пяти пунктов Решения межведомственной комиссии № 4 читаем: «Потребовать от руководителей органов здравоохранения и правопорядка недопущения использования психиатрии в немедицинских целях, в том числе при взаимодействии с общественными объединениями социальной, расовой, национальной и религиозной принадлежности».

Мы говорим об этом приказе как о гарантии в том же смысле, в каком аналогичным образом говорят о Законе и Конституции. Хотя они нередко не исполняются, либо исполняются плохо, это все же основание для усилий к их исполнению. От всех нас зависит, останется ли распоряжение чисто словесным, демагогическим приемом или станет реальной защитой от неизбежных и постоянных попыток давления. Ю. С. Савенко

Независимый психиатрический журнал: Вестник НПА (Москва) /

Независимая психиатрическая ассоциация.- 1997.- III.- с.64