ДИПЛОМАТИЯ НА АРБАТСКОЙ

"Культура", 14.08.97

В середине прошлой недели на .Арбатской площади в Москве встретились Президент России и Патриарх Московский и всея Руси. Поводом послужило освящение только что построенного храма во имя святых Бориса и. Глеба на месте церкви того же названия, разрушенной в 1930 году. Нечасто наш Президент открывает храмы. Но тут - случай особый: именами святых мучеников, ставших в XI веке жертвами братоубийственной войны, названы два его внука. Еще больший смысл событию придавало присутствие Патриарха:оно обещало сгладить наметившиеся в отношениях двух лидеров - политического и духовного - противоречия. Предшествовавшие встрече события развивались стремительно. 23 июня Государственная дума приняла Закон "О свободе совести и религиозных объединениях". 3 июля Совет Федерации подавляющим большинством голосов его одобрил. 21 июля Борис Ельцин наложил на него вето. В обращении к гражданам России Президент подчеркнул, что многие положения закона ущемляют конституционные права и свободы человека и гражданина, устанавливают неравенство различных конфессий, противоречат принятым нами международным обязательствам. В ответ Патриарх Московский и всея Руси Алексий II выступил с официальным заявлением, в котором от имени православной паствы выразил сожаление в связи с отклонением закона. И высказал твердое убеждение в необходимости незамедлительного введения его в .действие без изменения принципиальных положений. Следом пресс-служба Президента распространила текст письма Бориса Николаевича Ельцина, в котором были перечислены все юридические несоответствия закона основам конституционного строя России, принципам и нормам международного права. И, наконец, на днях были опубликованы выдержки из направленного канцелярией Его Святейшества документа, где в полемическом тоне излагается точка зрения Русской Православной Церкви. Она выражена недвусмысленно и жестко: Патриарх настаивает на том, что упомянутый законопроект полностью соответствует действующему российскому законодательству и общепризнанной законодательной практике зарубежных государств, и не ограничивает права человека. Понятое дело, что встреча словно невзначай, без протокола, лучше всего подходила для сглаживания назревавшего конфликта. "Ангел пролетел...", -говорят, когда в разговоре возникает неожиданная пауза. Витал ли в день Бориса и Глеба президентский ангел над Арбатской, сказать трудно. Но слов было сказано немало. Они свидетельствовали о желании Президента устранить трещину в отношениях с Патриархом. "Никакие препоны, возникшие в последнее время, - заявил Президент во время церемонии,- никогда не разлучат нас, поскольку мы знаем и роль, и значение в возрождении в России православного христианства и нашей Православной Церкви". Вместе с тем Борис Ельцин, судя по всему, не изменил позиции в отношении законопроекта. Он поручил руководителю своей администрации провести до 1 сентября расширенное заседание Совета по взаимодействию с религиозными организациями, чтобы решить, наконец, с представителями конфессий, депутатами и сенаторами, надо ли вносить серьезные изменения в проект закона. Дай Бог, чтобы результат устроил всех и чтобы Московский Патриархат в итоге не превратился в религиозный департамент государства. Между прочим, в ходе социологического исследования, проведенного на днях Всероссийским центром изучения общественного мнения, 49 процентов опрошенных выразили несогласие с тем, что православные в России должны иметь законные преимущества перед атеистами или представителями других вероисповеданий. Словом, половина россиян разделяет позицию Президента, а не авторов скандального законопроекта. Чья возьмет?

Илья Медовой