NEZAVISIMAIA GAZETA: Online edition, No.29 02/18/97

КУРИТЬ - ДУШЕ НЕ ВРЕДИТЬ
Максим Шевченко

Скандалы

ПОЯВИВШИЕСЯ в последнее время в некоторых средствах массовой информации разоблачения, связанные с коммерческой деятельностью Русской Православной Церкви, вынудили нас вернуться вновь к этой теме. Дважды (в номере от 13.11.96 и от 31.12.96) "НГ" уверяла своих читателей в том, что, по имеющимся у нее сведениям, Отдел внешних церковных сношений Московского Патриархата и его руководство не причастны к получению, таможенному оформлению, транспортировке и распределению или продаже с целью получения денег гуманитарной помощи в виде табачных и винно-водочных изделий. Более того, мы утверждали, что не существует никаких документов за подписью руководителя ОВЦС митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, подтверждающих, что ОВЦС занимается подобной деятельностью, используя для этой цели свой банковский расчетный счет.

Недавняя публикация в "Московском комсомольце" (1.02.97) архивной копии документа, подписанного заместителем руководителя Штаба гуманитарной помощи при ОВЦС Московского Патриархата протоиереем Владимиром Веригой, из которого следует, что данный Штаб обязуется (до неуказанного срока - в документе пропуск) "осуществить фактический ввоз в Российскую Федерацию подлежащих маркировке товаров в соответствии с таможенным режимом выпуска для свободного обращения табачных изделий в количестве 17 800 000 пачек сигарет". Документ датирован 16 января 1997 г. Мы провели собственное расследование по данному вопросу.

Во-первых, сразу же выяснилось, что вышеприведенный документ на самом деле не является столь сенсационным, каковым он кажется на первый взгляд. Более того, он является всего лишь ПОСЛЕДНИМ (фактически дополнительным) в подборке из трех документов, представленных в Государственный таможенный комитет России Штабом гуманитарной помощи. Если рассматривать все три документа в целом (а именно так это и предполагалось первоначально), то становится совершенно очевидно, что речь в них не идет о "стремительном наращивании оборотов" поставок в Россию сигарет. Скорее наоборот - выполняя распоряжение патриарха Алексия II о прекращении получения гуманитарной помощи посредством табака, Штаб по этой самой помощи пытается отчитаться перед Таможенным комитетом за уже поставленные табачные изделия и за те контракты, которые были заключены на момент распоряжения Святейшего патриарха.

Понятно, что распоряжение распоряжением, но просто так разорвать многомиллионные контракты, выплачивая при этом колоссальную неустойку, невозможно. Более того, уже сегодня Московский Патриархат поставлен в крайне сложное положение - на таможенных складах хранятся завезенные и нереализованные до сих пор табачные изделия, за которые надо платить или пошлины (что, собственно, и пытается сделать Штаб) за ввоз на территорию РФ, или колоссальные штрафы за хранение и невывоз со складов.

Но главной темой разгоревшегося скандала были все-таки обвинения в адрес ОВЦС и его руководства. Вот что удалось выяснить "НГ": полностью подтверждается тот факт, что ОВЦС не имеет отношения к поставкам, оплате и получению прибыли от гуманитарной помощи.

Для того чтобы понять, что он и не может иметь этого отношения в принципе, надо хотя бы примерно представить структуру взаимодействия отделов Московского Патриархата и принципы его финансовой деятельности. Любому человеку, знакомому с деятельностью центрального административного аппарата Русской Православной Церкви, ясно, что никакие сколь-нибудь значительные суммы внутри Московского Патриархата просто не могут пройти мимо внимания первых лиц - в особенности постоянных членов Священного Синода. Предположения о неких миллионах долларов, утаиваемых от патриарха или от управляющего делами РПЦ, достаточно нелепы или наводят на мысль о том, что в руководстве РПЦ царит анархия, а избранный Поместным собором патриарх не в состоянии с этой анархией справиться. Нам представляется, что это является бесспорным искажением действительного положения вещей. Все финансовые, административные и политические аспекты жизни Церкви полностью контролируются Святейшим патриархом Московским и всея Руси. Ни одно из подразделений отделов МП не может решиться на серьезный шаг без его на то ведома.

Так, уже упоминавшийся выше Штаб гуманитарной помощи, хотя и числится при ОВЦС, на самом деле не использует и не использовал никогда расчетный счет ОВЦС для своей деятельности. Это могут доказать самые тщательные финансовые общественные проверки (разумеется, проводимые исключительно членами Церкви). Для деятельности комиссии по гуманитарной помощи действует совершенно другой счет, не имеющий отношения к ОВЦС, председателем же комиссии являлся и является сам патриарх. Поэтому митрополит Кирилл не мог "предъявить финансовый отчет за так называемую гуманитарную помощь, когда якобы от него это "потребовали". Он просто не занимается этой помощью.

В самих же цифрах, представляемых авторами разоблачений как сверхсекретные, нет ничего ни "сверх", ни "секретного" - обозреватель "НГ" легко сумел ознакомиться с ними в совершенно легальных финансовых отчетах Штаба по гуманитарной помощи, в которых наряду с пометкой, что они идут на "уставную деятельность Церкви", указывались конкретные размеры полученных от реализации гуманитарной продукции денежных сумм.

Но почему при этом Штаб все-таки числится при Отделе внешних церковных сношений и использует для своей деятельности бланки отдела? По словам протоиерея Владимира Вериги, "Штаб не является юридическим лицом, а исторически именно на территории Свято-Данилового монастыря, первого из возвращенных советской властью Церкви, расположились ее важнейшие административные структуры. Мы никогда и не помышляли, что придется перед кем-то оправдываться в этом. Что кто-то сможет предположить, что отделы Московского Патриархата могут работать сами по себе - все мы делаем одно дело".

Кстати, об отце Владимире Вериге. В той же публикации "МК" публичной огласке было предано письмо "прихожан Свято-Николаевского собора из Сан-Франциско", в котором отец Владимир Верига долгое время служил настоятелем. Этот документ, датированный 1990 годом и адресованный в "Священный Синод Русской Православной Церкви, Прокуратуру СССР и Комитет госбезопасности СССР" представляет отца Владимира в крайне нелицеприятном виде. Он обвиняется в недопустимых для священника поступках - от воровства и спекуляции до увлечения "просмотром телепрограмм на сексуальную и порнографическую тематику" и "обильных возлияний". Возникли у авторов письма и сомнения в "церковной компетентности" священника. Но, собственно, все эти обвинения используются лишь для одной цели - чтобы усомниться в нравственной допустимости... телевизионных проповедей митрополита Кирилла, "приходом" которого (в контексте известной поговорки про попа и его приход) и объявляется отец Владимир Верига.

История этого письма уже сама по себе интересна. Как стало известно "НГ", оно было послано (еще в эпоху СССР) по нескольким адресам - в ОВЦС, в Чистый переулок, в КГБ, в Генпрокуратуру и в Госдепартамент США, откуда и попало в американское посольство в Москве. Кому именно из вышеперечисленных адресатов было так необходимо предание гласности информации о безнравственном священнике именно сегодня? На страницах "НГ-религий" мы, несомненно, вернемся к распутыванию сей увлекательной интриги.

Но тогда, в 1990-м, на основании этой жалобы, отца Владимира лишили американской визы. Правда, к чести Госдепартамента США, после того как выяснилось, что в письме все, от первой до последней буквы, является ЛОЖЬЮ, эту визу ему вновь выдали с извинениями в 1995 году. "НГ" получила в свое распоряжение разъяснение этой истории, данное президентом известной организации RUSSIАN АRT & CULTURE SOCIETY г-ном Димитрием Грибановским, являющимся прихожанином церкви в Сан-Франциско. Он, в частности, сообщает, что "группа лиц", которым "не по душе пришлась патриотическая и общественная деятельность о. Владимира", бывшего "русским батюшкой и проповедовавшего любовь к России, к Русской Церкви", выведена из состава церковного комитета "за поклеп на отца Владимира".

Причины же конфликта были и в самом деле финансовые. Дело в том, что по американскому законодательству имуществом прихода может распоряжаться только сам приход (через доверенных лиц). И если приход примет решение о нецелесообразности своего дальнейшего существования, то он (подобно товариществу с ограниченной ответственностью) может самоликвидироваться, разделив при этом состоящее на балансе имущество. Суммарная стоимость имущества прихода Свято-Николаевского собора в Сан-Франциско достигает нескольких сот тысяч долларов.

Фактически отец Владимир воспрепятствовал коммерческим планам некоторых предприимчивых представителей натурализовавшейся в США эмиграции. Именно за это окончивший духовную академию и защитивший диссертацию по богословию Оригена священник, о гуманитарной деятельности которого на весь мир сообщал, в частности, такой авторитетный телеканал, как CNN, и был обвинен в безграмотности вкупе со всеми смертными грехами.

Но вернемся к сигаретам Русской Православной Церкви... Сколько негодования обрушила нецерковная общественность на ее иерархию за сам факт продажи этих сигарет! Конечно, понятно, что тотально некурящая общественность возмущена. В то время как Минздрав предупреждает - церковники действуют в обход его упорным предупреждениям! Не поинтересуется же эта возмущенная общественность мнением солдат, подыхавших от тоски и холода в окопах чеченской войны, ко времени ли им пришлась, например, лишняя сигаретка "Шипки", несколько миллионов пачек которых, согласно документам, РПЦ передала безвозмездно именно в эти проклятые окопы. Или мнением шахтеров, не получающих годами зарплаты, но так же с удовольствием, наверняка, затягивающихся презентованным им Московской патриархией бесплатным табачком.

Ведь если подходить к проблеме предельно строго, то надо заявить четко, что никакими соборными или иными постановлениями (кроме решения Стоглавого собора XVI века, предусматривавшего смертную казнь за "табакокурение" и бывшего при этом не столько религиозным, сколько государственным) православным не запрещается курить. Конечно, монахам и священникам это не рекомендуется, но и для них, и тем более для мирян курение табака не является и не может являться грехом. Равно, как и питие вина. В одном из ранних соборных определений, напротив, указывается, что тот, кто в праздник будет упорно воздерживаться от еды и вина, может быть подвергнут церковному наказанию.

Характерно, что боязнь табака всегда была свойственна именно для сознания сектантов, придававших ароматному дыму, вдыхаемому и выдыхаемому человеком, мистическое значение. Что ж, было время, когда и вилки считались "орудием дьявола".

Да и в самом факте использования Московской Патриархией льготного налогообложения нет ничего крамольного. Все делалось с ведома и благословения соответствующих государственных органов. И сигареты при этом были не единственной частью импорта (хотя, наверное, самой прибыльной), кроме них ввозились и ввозятся продукты, стройматериалы и т.д.

Вот если будет доказано (а обнаружено это может быть только на Соборе), что полученная прибыль не идет на "уставную деятельность РПЦ", то это, бесспорно, серьезный повод для внутрицерковного скандала. Потому что ответственность за выполнение устава РПЦ несет не только Московский Патриархат, но вся полнота Церкви, все люди, ее составляющие..

Правда, это уже совсем другая история.

(C) Электронная версия "НГ" (ЭВНГ).
Номер 029 (1354) от 18 февраля 1997 г., вторник.
Полоса 6. Перепечатка за рубежом допускается по соглашению с редакцией.
Ссылка на "НГ" и ЭВНГ обязательна. Справки по адресу info@ng.glasnet.ru